0

Интервью с Робин Хобб

Posted by Brio on 4:41 in ,


Дамы и господа, представляю вашему вниманию сборное интервью, скомпонованное из лоскутков различных интервью, которые Робин Хобб давала в течение прошлого года. Я оставил лишь самые интересные на мой взгляд моменты и выбросил вопросы типа "с каким фруктом вы себя ассоциируете", "чем отличается творчество Мэган Линдхольм от творчества Робин Хобб" и "расскажите о системе оплаты вашего писательского труда". Так что, если вас интересуют драконы, живые корабли или люди, которые дружат с волками - читайте на здоровье.




- Здравствуйте, Робин! Недавно вышла ваша новая книга - “Город драконов” (City of Dragons), третья часть “Хроник Дождевых Чащоб” (Rain Wild Chronicles). Не могли бы вы рассказать нашим читателям немного о всей серии и в частности о новой книге?
- “Город драконов” - это третья часть цикла “Хроники Дождевых Чащоб”. Она продолжает историю, рассказанную в предыдущих книгах - “Хранителе драконов” (Dragon Keeper) и “Гавани драконов” (Dragon Haven). Сеттинг цикла покажется знакомым людям, читавшим “Сагу о живых кораблях”, некоторые персонажи также встречались ранее. Отправная точка сюжета заключается в том, что драконы, вылупившиеся из коконов в Дождевых Чащобах, оказались недостаточно здоровыми. Уставшие обеспечивать этих непредсказуемых и ненасытных существ, торговцы Чащоб отправляют их вместе с дюжиной хранителей на поиски древнего города Кельсингры, где, согласно легендам, драконы и Старшие когда-то жили в гармонии. Но путешествие осложняется опасностью, неопределенностью и предательством, а затерянный город может оказаться далеким от того, что они ожидают увидеть.

- Таким образом, сюжет “Хроник Дождевых Чащоб” вращается вокруг драконов - мифических существ, а также задачи спасти последних из них от полного исчезновения, вернув в дом, воспоминания о котором сохранились в их родовой памяти. Робин, как вы думаете, знания о подобных мифических существах могут быть нашей собственной родовой памятью о каким-то образом выживших динозаврах?  
- Не уверена насчет динозавров, но, мне кажется, что определенные представители мегафауны вполне могли уцелеть в географически изолированных местах. Сейчас я как раз пишу для сборника “Warriors” историю, которая основана на древнеримском рассказе о битве с огромной змеей во время Пунических войн. В конце концов Регулу удалось сразить ее, обстреляв камнями из осадных машин. Сегодня “пернатые змеи”, к примеру, благодаря нашим знаниям о связи между птицами и динозаврами, больше не воспринимаются, как выдумка.
Для тех, кому это интересно, я могу посоветовать книгу “Естественная история драконов” Карла Шукера (Karl P. N. Shuker - 'Natural History of Dragons').  Она содержит множество рассказов и задокументированных отчетов о драконах и драконоподобных существах из исторических документов.

- А что привлекает вас в драконах, как писателя?
- Меня просто очаровала идея о живых существах, которые могут быть настолько  же высокомерными и безжалостными, как человек. Теренс Хэнбери Уайт в своей книге “Король былого и грядущего” отметил, насколько бессмысленны человеческие границы. Мы рисуем линию на карте и объявляем, что с одной стороны будет располагаться США, а с другой - Мексика, но все равно, эта граница остается воображаемой линией, которую признают только люди. Но что, если бы существовал другой вид, не признающий человеческого авторитета? Вид, которому плевать на наши границы и понятия собственности? Эта идея показалась мне стоящей отдельной истории.

- Чаще всего вы пишете трилогии, но, как мне известно, в скором времени ожидается еще одна книга из цикла “Хроник” - “Кровь дракона”. Как получилось, что в этот раз серия растянулась на четыре книги?
- Это всё моя вина. “Хранитель драконов” должен был стать отдельной работой, которая служила бы своего рода вводной в мой мир для тех читателей, которые не решаются начинать знакомство с автором с целой трилогии. Но, когда я отослала законченную работу на редактуру, я не только не уложилась в сроки, но и в объем - книга оказалась на тысячи слов длиннее, чем ожидалось. Вместо того, чтобы уменьшить историю в размере, мы решили разделить ее на два тома. Так появились “Хранитель драконов” и “Гавань драконов”. При работе над следующей книгой, “Городом драконов” я поставила себе задачу закончить ее в срок. С задачей я справилась, но история требовала большего количества слов, чем было запланировано изначально и мы снова получили книгу, слишком длинную для того, чтобы быть отредактированной и опубликованной вовремя. Так что книга снова была порезана на 
“Город драконов” и “Кровь драконов”, а даты выхода изменены. Четвертая часть должна появиться на прилавках в мае 2013 года. 



- Какие ваши любимые истории о драконах?  
- О, их так много. Начну, пожалуй, с Пернского цикла Энн МакКефри, хотя “Хоббит” все же стоит для меня на чуть более высоком уровне. Еще можно также добавить “Дракона-лежебоку” Кеннета Грэма (The Reluctant Dragon) и “Дракона моего папы” Рут Ганнет (My Father's Dragon), а также огромное количество сказок, в которых драконы похищают прекрасных дев или чахнут над горой золота.

- Подобно Энн МакКефри, в своих историях вы играете с границами и ожиданиями, подрываете правила о мужчинах-героях, усиливая возможности женщин-протагонистов, а также персонифицируете то, что многие могли бы назвать чудовищным (ваши драконы -  те еще зверюги). Что помогает вам расширять границы восприятия в каждом новом вашем романе?
- Я думаю “расширять границы” - это одна из задач, с которыми фэнтези справляется лучше всего, а также это - одна из причин, по которой множество людей любят данный жанр. Если мне захочется почитать о мире, в котором чувства, культура, правила  и законы совпадают с принятыми в нашем, я выберу исторический роман или современную прозу. Любое фэнтези, как мне кажется, начинается и произрастает с предположения “а что, если?” У нас есть историческое фэнтези, есть альтернативная история, в которой общий ход событий меняется благодаря иному исходу войн. Но также  есть и самостоятельное фэнтези, в котором авторы имеют полную свободу создавать собственные миры, где культура развивается совершенно другим способом, либо где существует магия, а наука не получила должного развития. Так что я совсем не признаю существования каких-либо границ в фэнтези. Если вы можете о чем-либо подумать, вы можете написать историю об этом. 


- На сайте About.com есть прекрасная статья о наследии Энн МакКефри, где упоминается ее нашумевший роман “Корабль, который пел”. Хотя во многом он отличается от вашей “Саги о живых кораблях”, меня всегда интересовал вопрос, как эти живые существа из диводрева возникли в вашем воображении?
- Мой муж - морской инженер, большая часть его предков тоже были моряками. В ранние годы его карьеры я часто проводила несколько месяцев лета или хотя бы пару дней на борту кораблей, на которых он в то время работал. Скоро я начала замечать, что всегда есть причина, по которой корабль получает свое название и создается впечатление, что у каждого из них есть своя индивидуальность. Мне встречались лодки, которые справлялись с поставленными задачами на отлично, не важно, был ли в то время шторм или возникали проблемы с обслуживанием, также были корабли, у которых мельчайшая проблема, казалось, порождала цепную реакцию невезения и головной боли. Независимо от того, кто в тот момент входил в состав экипажа, корабли сами словно были живыми существами. В своих романах я всего лишь чуть глубже развила эту идею.

- “Сага о живых кораблях” увлекает нас в волшебное путешествие с ожившими предметами, пиратами, фантастическими существами и старинными семьями, что своим сочетанием создают общую картину мира. Я полагаю, перед тем, как начать работу над циклом, вы, должно быть, потратили массу времени на исследование особых вопросов? Как вы относитесь к этому процессу? Вы когда-либо замечали в себе наслаждение от процесса изучения чего-либо, или для вас это всего лишь необходимое средство в работе над книгой?
- Зачастую именно исследование является стержнем, который движет сюжет. Я могу искать что-то особое, открыть связанный факт либо цепочку фактов и подумать: “хорошо, прямо передо мной отличная идея для рассказа”. По большому счету, я пишу истории о тех вещах, которые интересуют меня, так что, шансы, что половина исследований, которые я провожу - это часть моего повседневного чтения, очень высоки. Я очень ценю людей в качестве источников новых знаний, так что если мне удается выйти на человека, который сможет рассказать о пчеловодстве, навигации или любой другой теме, которая меня интересует в данный момент, на него и падет мой выбор в первую очередь. Дневники или отчеты от первого лица - также великолепный источник информации, особенно, если я хочу узнать что-то о старинных технологиях. Детские познавательные книжки - отличная площадка для начала исследований - обычно в них полно интересных фактов и иллюстраций, и, в конце концов, отправной точкой для более глубокого изучения могут стать библиографии.

- Вас часто хвалят за яркость и проработанность персонажей. Если вспомнить трилогию “Видящих” одним из наиболее любимых читателями персонажей является Фитц - герой со своими недостатками. А есть ли в ваших книгах персонажи, с которыми вы могли бы в полной мере идентифицировать себя, и если да - кто это и почему между вами сложилась такая особая связь?  
- Мне в равной мере близки все мои персонажи. С некоторыми из них, как к примеру, с Фитцем и Шутом, я провела несколько десятилетий своей жизни. Кстати говоря, к любому персонажу, которого вы встретите на страницах моих книг справедливо утверждение о том, что я провела с ним год или два. Мне кажется, задерживаться на персонаже, который изначально кажется скучным, пустым или слишком очевидным, было бы пустой тратой времени. Я всегда стараюсь держать в голове следующее правило: каждый персонаж - это герой своей собственной истории, имеющий собственное прошлое, свои проблемы, свое мироощущение и надежды на будущее. Я стараюсь 
хотя бы понемногу придерживаться этого правила для любого персонажа, который упоминается в моих книгах. 



- В трилогии “О шуте и убийце” можно найти как сюжетные хода, продолжающие “Сагу о Видящих”, так и продолжение “Саги о живых кораблях”. Опять же, в этой трилогии ваши персонажи удивляют глубиной проработки на различных уровнях, но здесь также проявляется и ваше мастерство в развитии политических интриг. Вас вдохновляют события и реальные характеры из окружающего вас мира или вы пишете, используя известные исторические события в качестве вдохновения?
- Хорошо, кроме нашего современного мира и его истории, что еще может послужить вдохновением для автора? Писатели могут утверждать, что источником для их миров или ситуаций послужило лишь их собственное воображение, но, на самом деле, откуда все начинается? Из наших знаний. Мы можем инвертировать ситуацию, либо взять историческое событие, переключить рычаги, установить их в противоположном направлении, но все равно, любое вдохновение произрастает из реального мира.
Я никогда не пробовала взять фактическое событие, неважно, произошедшее в наше время или в древности, изменить в нем имена и даты и перенести в книгу. Мои сюжеты больше похожи на суп, в котором невозможно точно определить оригинальные ингредиенты, как отдельные исторические или политические события. То же самое справедливо и по отношению к моим персонажам. Меня часто спрашивают, базируются ли герои моих книг на реальных людях, с которыми я знакома. Опять же, откуда еще может происходить мое вдохновение? Но я никогда не брала знакомого мне человека и не перемещала в книгу, изменив его имя или цвет волос. Это попросту не сработало бы. Каждый персонаж должен быть продуктом того воображаемого мира, в котором он существует. “Пересаженные” люди попросту не будут правдоподобными.

- “Хроники Дождевых Чащоб”, подобно реке, в честь которой названа серия - это кипящее варево интриг, сложных взаимоотношений, социальных перемен и личностного обновления. Каким вы видите развитие “Хроник” начиная с первой книги, “Хранителя драконов” и как этот мир изменился со времени “Саги о живых кораблях” и других связанных серий?
- Я скорее назвала бы это естественным развитием, чем эволюцией. Люди и драконы меняются и растут. Подобно им, меняются также их отношения. Так что развитие истории, как и изменения сюжета создаются самими персонажами. “Хроники Дождевых Чащоб” - это естественный результат того, что произошло в “Саге о живых кораблях”, включая прибытие 
в Дождевые Чащобы новой социальной группы - освобожденных рабов и появление новой технологии кораблестроения. Мне кажется, фэнтези не сможет в полной мере реализовать весь свой потенциал, описывая статичный мир. Конец истории не должен описывать возврат всех ситуаций к своему исходному положению, конец должен проявляться в достижении нового баланса, который может послужить началом новой истории.

- Если бы вы могли дать себе в подростковом возрасте совет любого рода, каким бы он был?
- Вести дневник. Каждый день заполнять его. Думаю, это лучшее упражнение для писателя, которое только можно придумать. Но, также, дневник предоставляет необходимый объем информации спустя годы. Как ты чувствуешь себя, когда твой лучший друг переезжает? Каково тебе, когда твой парень изменяет тебе, а все вокруг 
кроме тебя давно об этом знают? Что ты думаешь, пытаясь решить, в какой колледж поступить и вообще, хочешь ли ты продолжать учебу? В то время кажется, что эти вещи ты будешь помнить всегда, но подобные записи окажутся очень полезными, если в 50 лет тебе вдруг понадобится правдоподобно написать о героях подросткового возраста. Ведь некоторые вещи никогда не меняются.

- Робин, какую из ваших трилогий вы хотели бы воплотить на экране в будущем? И какого рода экранизацию вы предпочли бы - кассовый фильм вроде “Властелина Колец” либо высококачественный сериал на престижном телеканале, такой как “Игра престолов”?
- Как это ни странно прозвучит, я над этим не задумывалась. На шкале “это может произойти” подобное событие вряд ли имеет высокую позицию. Перенос книги на экран - сложный процесс. В любом случае, не зависимо от мастерства режиссера, в итоге мы несомненно получим всего лишь адаптацию - история не может быть подана в точности так же, как в книге. Конечно, я видела замечательные экранизации: на ум сразу приходят “Властелин колец” и “Хроники Нарнии”. Но киноиндустрия и мое прочтение книг совсем не пересекаются.
Ох, в чем был вопрос? А, да. У меня нет определенной истории или книги, экранизацию которой я хотела бы увидеть. Это, конечно, может быть интересно, но лежит вне моей области понимания.

- Надеемся, что в определенный момент ваша точка зрения изменится. У нас есть хоть какой-то шанс узнать о ваших текущих или будущих проектах. Мы знаем, что вы ненавидите спойлеры, и это, в принципе, правильно, но мы многого не просим...
- Давайте посмотрим. Два дня назад я начала переписывать материал четвертой книги “Хроник Дождевых Чащоб”, так что пока мой разум все еще слегка затуманен. Но я уже начала работу над историей, которую выпущу под именем Мэган Линдхольм в составе антологии, у меня также есть несколько рассказов, которые в скором времени могут быть представлены публике. Я не хочу забегать наперед в своих планах, так как, даже когда я завершу работу над исправлением четвертой книги, копии правок “Города драконов” ударят в меня тонной кирпичей еще раньше, чем закончится этот месяц. Так что мне определенно найдется чем заняться. К тому же, на носу участие в Worldcon в Рино, что в Неваде. Именно эти обязательства и волнуют меня прежде всего.

- А чем вы планируете заняться, когда полностью завершите работу над “Кровью драконов”?
- Я думаю, что закончу короткий рассказ “The Wilful Princess and the Piebald Prince”, после чего собираюсь сделать шаг в сторону и некоторое время поразмыслить обо всём. Мы рассматриваем возможность отправиться в большое путешествие. Хотелось бы вспомнить, как мне жилось раньше до того, как просыпаясь каждым утром, приходилось переживать из-за поджимающих сроков сдачи.

- Спасибо вам огромное и всего самого лучшего во всём. Мы очень ждем возможности почитать ваши новые работы!

0 Comments

Отправить комментарий

Copyright © 2009 Brio All rights reserved. Theme by Laptop Geek. | Bloggerized by FalconHive.